Оксана Самборская

LEGO по-московски

Что нам стоит дом надстроить

В конце прошлого года на фоне других событий почти незамеченной прошла новость о том, что власти дали добро на проект достройки многоквартирных домов — причем не только пятиэтажек, но и многоэтажных зданий. По мнению городских властей, в настоящее время несколько сотен московских жилых домов общей жилой площадью один миллион квадратных метров могут быть рекомендованы для реконструкции с надстройкой.

Надо сказать, что идея надстраивать существующие дома не нова — соответствующий эксперимент проводился еще в начале 2000-х. В частности, на проспекте Маршала Жукова одна из пятиэтажек была превращена в семиэтажный дом. Реконструкция производилась без отселения жителей. В доме произвели полный ремонт с заменой сантехники и инженерных коммуникаций, а также оборудовали лифт и мусоропровод. Реконструкцией занимался концерн «Крост». И уже тогда девелопер говорил, что надстройка без отселения слишком сложна и для компании, и для жителей. И когда есть возможность переселять людей в другое жилье, то лучше реконструкцией не заниматься. Да и рентабельность таких проектов для инвесторов невысока.

Расти и развивайся

Прошло десять лет и городские власти вновь вернулись к теме надстройки — в прошлом году департамент градостроительной политики разработал «дорожную карту» — методические рекомендации по реконструкции многоквартирных жилых домов с надстройкой верхних этажей в городе Москве. Согласно документу, в настоящее время около 400 столичных зданий могут быть реконструированы и надстроены.

Чтобы стать кандидатом на участие в программе, дом должен соответствовать следующим критериям:

1) этажность — не более пяти этажей;
2) объект принадлежит группе кирпичных (блочных) домов «сталинских» серий или домов, построенных по индивидуальным проектам, с использованием для перекрытий заводских конструкций из сборного железобетона;
3) удаленность от объектов улично-дорожной сети — не менее трех метров;
4) объект находится вне зон ограничения градостроительной деятельности и не имеет градостроительных ограничений;
5) высота потолков — около трех метров;
6) расчетный износ здания на текущий год — не более 50 процентов;
7) год постройки — с 1950 по 1965, включительно;
8) количество квартир — не более 40.

Надо отметить, что в новой концепции надстройки предполагается не просто нагружать верхние этажи, а возводить вокруг дома новый каркас, на который эти этажи и обопрутся, а жители «внутреннего» дома получат за счет нового каркаса дополнительные метры — от 16 до 30. «Старожилы» станут финансовыми участниками проекта и смогут купить новые квартиры по строительно-монтажной стоимости, а может быть и вовсе получат их бесплатно — теоретически, такое возможно, если продажа верхних этажей покроет расходы на реконструкцию и принесет прибыль. Новые жильцы, в свою очередь, смогут приобрести квартиры в старых районах по относительно невысокой стоимости, а город не будет нести финансовых затрат на улучшение жилищных условий горожан, да еще и привлечет дополнительные налоги в бюджет. В общем, все в плюсе. Но — теоретически.

Первый «экспериментальный образец» — четырехэтажное здание на улице Мишина, 32. 16-квартирный дом 1958 года постройки после реконструкции получит 30 новых квартир. Большая часть будет отдана нынешним обитателям здания, финансирующим работы. Общая площадь надстройки составляет около 2,2 тысячи квадратных метров. Новые этажи «ложатся» на несущие пилоны, что позволяет исключить дополнительную нагрузку на конструкции старого дома. Вместе с опорами возводятся пристраиваемые лоджии, эркеры, лифтовые шахты, во всех квартирах увеличивается площадь кухонь. «Бумажный» этап реконструкции начался еще в 2006 году: было создано ТСЖ, проведено собрание жильцов. Согласие на реконструкцию дали владельцы 13 квартир из 16. Были найдены и трое сторонних частных инвесторов; для ремонта и реконструкции дома в ТСЖ создали финансовый фонд. Предполагается, что по окончании всех работ пайщики получат в надстроенной части дома квартиры по себестоимости. Жильцам, не вступившим в фонд и не заключившим договоры, увеличат площади существующих квартир на 18 квадратных метров.

«Первые участники платили за реконструкцию примерно по 45 тысяч рублей за один квадратный метр площади квартиры. Сейчас стоимость участия составляет 165 тысяч рублей за метр. Когда дом сдадут, квартиры будут продаваться только по рыночной цене — приблизительно по 200–250 тысяч рублей за один квадратный метр. На стадии строительства можно отказаться от участия в финансировании, продав паевую долю по договору переуступки прав», — рассказал в интервью «Московским новостям» председатель ТСЖ «Мишина-32» Гарри Куренков. В ТСЖ подсчитали, что стоимость средней двухкомнатной квартиры площадью 60 квадратных метров при участии в проекте будет варьироваться в пределах 2,7 миллионов рублей на ранних стадиях реконструкции до 12 миллионов — на поздних. Средняя рыночная цена аналогичных квартир в этом районе составляет 10–15 миллионов рублей. Общая же стоимость реконструкции дома на улице Мишина оценивается в 200-250 миллионов рублей.

Дом не для всех

История отрадная, но скорее точечная. Предполагать, что в каждом из 400 домов найдется свой Гарри Куренков — инициатор, вдохновитель, а главное — «двигатель» процесса, мягко говоря, наивно. Удешевить процесс проектирования могло бы появление типовых проектов, но участники рынка особого оптимизма на этот счет не испытывают. «Типовые проекты могут появиться только при условии широкого распространения таких надстроек, но пока мы этого не наблюдаем. Кроме того, следует учитывать, что проект может отличаться из-за различных требований по безопасности проекта и других необходимых требований в зависимости от места постройки», — отмечает заместитель руководителя юридического департамента компании «НДВ-Недвижимость» Владимир Зимохин.

Плюс еще и наше вечное «Лебедь, Рак и Щука». «За рубежом сложилось устойчивое понятие "домовладелец", даже если речь идет о многоквартирных домах. Там жители проживают в основном на праве аренды и собственнику гораздо проще осуществить данные процедуры, ограничиваясь только экономической целесообразностью и возможностью согласований. У нас для этого нужно достичь согласия между собственниками, что на практике может оказаться сложной задачей», — отмечает Зимохин. И чем больше квартир в доме, тем труднее задача.

«Идея будет востребована преимущественно в центре города и в небольших домах, — развивает тему соучредитель архитектурного бюро UNK project Юлий Борисов. — Это связано, прежде всего, с юридическими аспектами. Чтобы надстроить этажи в многоквартирном жилом доме, необходимо получить согласие подавляющего числа собственников (то есть собрать 70– 80 процентов голосов жильцов). Сделать это профессионально, со всеми юридическими процедурами, так, чтобы нельзя было оспорить, крайне сложно. Кроме того, у жильцов нет ни желания, ни опыта принимать решения коллективно, ведь даже для решения таких проблем, как неработающий лифт или текущая крыша, им крайне сложно собраться. К тому же, скорее всего, такое глобальное мероприятие, как надстройка здания, найдет множество противников, причем во всех сегментах жилья. Исключение могут составить небольшие дома примерно на 20 квартир».

«Практика надстройки пятиэтажек в Москве уже была, отдельные дома и отдельные семьи прошли через это, но массовой практика не стала, и не в последнюю очередь именно из-за несогласия жильцов, которые не готовы жить в условиях стройки», — добавляет коммерческий директор ФСК «Лидер» Григорий Алтухов.

Еще одна немаловажная проблема — парковка. «Мне лично не совсем понятна инициатива властей по надстройке старого фонда. Эти дома расположены в давно сформировавшихся жилых районах со своей инфраструктурой. У большинства маленькие дворы, не решен вопрос с парковкой. А ведь по статистике каждая вторая семья в Москве имеет машину, а каждая четвертая — возможно, даже две. Вы только представьте: жителей станет больше, а вместимость общественных зон не изменится! Наступит коллапс!», — возмущается управляющий партнер агентства недвижимости Tweed Ирина Могилатова.

Рынок нас рассудит

Есть сомнения и в рыночном аспекте такого решения. Одно дело — исторический центр, где возможности приобрести жилье в новых домах за адекватные деньги просто нет. И совсем другое — не окраинные, но и не самые престижные районы, где и расположено большинство домов 50-60-х годов. По мнению Григория Алтухова, надстройка дома дает дополнительные квадратные метры, но не решает проблему старого жилого фонда кардинально — в домах останутся все те же узкие лестничные пролеты, устаревшие планировки. При этом полученные надстроенные квартиры все равно будут пользоваться меньшим спросом, чем в абсолютно новом доме по соседству. «Я сомневаюсь, что "новый старый фонд" будет успешно конкурировать с современным жильем. Даже если жители квартир в этих домах получат "бонусы" в виде увеличения площади за счет балконов, кладовок и лоджий — все равно, по нынешним меркам, дорого такое жилье стоить не может. Квартиры старого фонда почти не имеют отношения к нашему времени — в них низкие потолки, кухни по шесть квадратных метров, санузлы по два метра, сидячие ванны. По сегодняшним меркам покупатель предпочтет купить квартиру в Новой Москве, где будут лучше планировки и больше площадь», — уверена Ирина Могилатова.

И еще одна особенность, которая может стать опасной для города и городской среды, если не принять превентивных мер. Дома 1950-х годов отнюдь не всегда — серые унылые пятиэтажки. В те годы в городе работали многие известные архитекторы, такие здания имеют значительную архитектурную ценность и надстройка может разрушить их облик. Иными словами, если за дело возьмутся непрофессионалы, здания могут пострадать. О такой опасности предупреждает директор по девелопменту и развитию loft-проектов компании KR Properties Александр Подусков: «Такие проекты будут интересны многим компаниям. Если старое здание можно сохранить и преобразить в лучшую сторону, не разрушив при этом существующую городскую среду, — это можно делать. Но сложность здесь заключается в том, что редевелопмент требует профессионального подхода, и компаний, которые реально способны такой подход обеспечить, очень мало».

Возникают вопросы и по архитектурным решениям — заказывать проект у дорогого архитектурного бюро — долго и крайне накладно. «Вряд ли при подобном строительстве красота будет одним из основных условий, — резонно говорит Владимир Зимохин. — Безусловно, если это возможно, то будут и такие варианты. Но прежде всего, скорее всего, будут руководствоваться максимальным объемом, который можно надстроить и согласовать, и теми финансовыми ресурсами, которыми будут располагать такие застройщики».

Так что, уверены эксперты, массовым процесс надстройки не станет. Новую жизнь в больших объемах, скорее всего, получат лишь дома в центре города и небольшие здания в хороших районах, которых в Москве не так уж и много.

Специальные предложения
Горячие предложения

Другие материалы рубрики

Зачем столичные хипстеры захватывают заводы и фабрики
Эксперты и обыватели о новых условиях жизни депутатов
Что общего у женщины в джакузи, целующихся студентов и водопроводного крана