Яна Мареева

«Мы начали решать свои проблемы, как в 90-х»

За потребительские кредиты смогут отбирать квартиры

Министерство юстиции России подготовило законопроект, предусматривающий возможность лишать должников единственного жилья. Сейчас отбирать квартиры и дома можно только у ипотечников, не справившихся с долговой нагрузкой.

Инициатива Минюста всерьез разозлила граждан: в социальных сетях, в частности, предложили сначала изъять «лишние» объекты недвижимости у чиновников, вспомнили Евгению Васильеву с ее элитной квартирой в Молочном переулке и заявили о недопустимости принятия законов, противоречащих Конституции РФ, где указано, что каждому гарантировано право на жилье.

Бывший детский омбудсмен Павел Астахов также раскритиковал законопроект, отметив в своем аккаунте в Twitter, что конституция не предусматривает «обязанности платить по долгам, кроме налогов». «Сделать бомжами тех, у кого и так нет средств?» — написал эксперт.

В комментариях к этой записи глава Федеральной службы судебных приставов Артур Парфенчиков посоветовал Астахову внимательно изучить законопроект. «Полагаю, что это как раз путь к балансу прав и обязанностей», — указал он.

В Минюсте, в свою очередь, оперативно пояснили, что законопроект затрагивает лишь тех, чьи жилищные условия «явно превышают» потребности: взыскание может быть наложено только на жилье, более чем в два раза дороже того, что положено собственнику и его семье по закону. Площадь также должна быть как минимум вдвое больше нормативной (по Жилищному кодексу норма в разных регионах — от 14 до 18 квадратных метров на человека).

Излишки жилплощади должников предполагается продавать, а на средства, оставшиеся после погашения задолженности, — покупать им новое жилье. Если должник (уже бывший) в течение трех месяцев ничего не купит, сумму перечислят в бюджет муниципалитета, который и обеспечит выселенцу новое место проживания.

Мнения экспертов относительно законопроекта разделились: одни, грубо говорят, считают, что «так им, неплательщикам, и надо», другие указывают на негуманность предлагаемых Минюстом мер.

«Эта законодательная инициатива не просто оправданна, но и давно назрела. Ее нужно было реализовать еще лет 20 назад. На мой взгляд, невозврат займов и кредитов вообще можно приравнять к уголовным преступлениям с наказанием в виде лишения или ограничения свободы, пока должник не отработает потраченные средства», — говорит адвокат Олег Сухов.

По его словам, практика исполнительного производства знает множество примеров, когда должники свободно проживают в особняках, являющихся их единственной собственностью, и не отдают кредиты, которые взяли на строительство тех самых особняков. «Не можешь расплатиться — переезжай в общежитие, а загородные хоромы и роскошные квартиры пойдут в счет погашения кредитов и займов», — рассуждает эксперт.

«Законопроект необходим. Ведь что-то нужно делать со злостными неплательщиками, аферистами и мошенниками, прикрывающимися проблемами малоимущих и манипулирующими российским законодательством. Такую категорию людей нужно наказывать и наказывать жестко», — соглашается Александр Лунин, ведущий менеджер департамента вторичного жилья агентства недвижимости «Азбука Жилья».

Алексей Кузнецов, генеральный директор юридической компании «Деловой дом», в целом идею Минюста поддерживает, но указывает на необходимость ее доработки: «Например, не стоит возлагать обязанность по предоставлению нового жилья на муниципалитет. Уверен, будет много злоупотреблений со стороны чиновников. Лучше передать такие полномочия на усмотрение суда».

По мнению ведущего юрисконсульта компании Est-a-Tet Юлии Дымовой, эффект от принятия новой меры воздействия на должников будет двояким: с одной стороны, есть риск увеличения числа бездомных, с другой — в перспективе может повыситься степень ответственности заемщиков, и заведомо неплатежеспособные люди перестанут брать кредиты.

А Николай Лавров, руководитель межрегиональной жилищной программы «Переезжаем в Петербург», указывает, что ипотечники очень часто лишаются единственного жилья, и называет непонятной «истерику», вызванную новостью о разработке законопроекта. «Почему алкоголика с долгами по квартплате в полмиллиона нельзя переселить из двухкомнатной квартиры в однокомнатную, а молодую семью, которая не справилась с ипотечным кредитом, можно с легкостью выкинуть на улицу без соблюдения социальных норм?» — задается вопросом эксперт.

Есть и те, кто инициативу Минюста не поддерживает, называя ее недостаточно проработанной.

«Механизм предоставления жилья не раскрыт. Неясно, что будет если должнику принадлежит только доля — имущество фактически превратится в "коммуналку". Как будут защищаться права иных лиц, гарантии детям? Все это требует создания единого федерального механизма предоставления жилья, в противном случае мы увидим массу злоупотреблений на местах», — указывает партнер юридической компании «Наука Права» Алексей Диденко.

«В настоящее время к данной инициативе больше вопросов, чем ответов. В нашей стране пока нет такого узаконенного понятия как "роскошь", и не совсем понятно, по каким критериям будет оцениваться излишняя жилплощадь», — соглашается Денис Попов, управляющий партнер Contact Real Estate.

Более жестко высказывается Мария Литинецкая, глава компании «Метриум Групп»: «На мой взгляд, эта инициатива только обострит и без того высокую социальную напряженность, так как затронет наиболее незащищенные группы населения. В Москве норма предоставления жилья составляет 18 метров на человека, то есть под изъятие у должников попадут даже небольшие квартиры площадью чуть более 36 квадратных метров».

Кроме того, отмечает эксперт, в Минюсте предлагают сначала реализовать квартиру на рынке, затем расплатиться с кредитором и только потом приобрести должнику новое жилье на оставшиеся средства. «То есть, по сути, человека выселят на улицу», — подчеркивает Литинецкая.

«Давайте будем лишать всех пенсионеров квартир, которые просрочили коммунальные платежи за пару месяцев или две-три тысячи по микрокредиту? Согласитесь, что это абсурд, как и то, что в правовом государстве орудуют банды коллекторов. Но скажите, что делать банку или кредитной организации, если им поголовно перестали платить, а государство данный процесс в достаточном объеме не отрегулировало. Банкротиться самим? Вот и начали решать свои проблемы, как в 90-х», — сетует Александр Лунин, предлагая, прежде всего, начать разбираться, почему люди перестают платить.

«Бандам коллекторов», между тем, принятие законопроекта явно выгодно — появится новый мощный способ воздействия на неплательщиков. Хотя президент коллекторской компании «Секвойя Кредит Консолидейшн» Елена Докучаева отмечает, что на данный момент инициатива Минюста только обсуждается, и говорить об использовании этого аргумента по отношению к должникам преждевременно. «Однако если закон вступит в силу, то специалисты по взысканию будут просто обязаны предупредить должника о его рисках», — добавляет она.

И все же, по мнению председателя совета директоров компании «БЕСТ-Новострой» Ирины Доброхотовой, принимать законопроект без тщательной проработки опасно: это может обернуться появлением большого числа бездомных людей.

Тем временем, будущие выселенцы могут утешиться историческим опытом: достаточно вспомнить о существовавшем в Древней Греции (как и в ряде других стран) долговом рабстве.

Плохо обращались с должниками в Древней Руси: если человек не мог вернуть деньги, его секли на площади при максимальном скоплении людей, чтобы было и больно, и стыдно.

В средневековой Англии должников заточали в тюрьмы. Освободиться можно было, лишь расплатившись с кредиторами, и для многих выхода из ситуации просто не было: сидя за решеткой, денег не заработаешь. Выручали родственники. Отец писателя Чарльза Диккенса, к примеру, провел несколько месяцев в долговой тюрьме и вышел на волю, получив наследство.

В Индии в 2013 году банки ввели меры воздействия на должников, которые газета Daily Mail описала как метод «назови и застыди» (name & shame): фотографии недобросовестных клиентов с указанием имен начали публиковать в газетах, рядом с обычными рекламными объявлениями. Кроме того, их изображения развешивали на информационных стендах банковских отделений, общественных центров и на стенах зданий, расположенных в районах проживания провинившихся заемщиков.

А в Великой Ясе (своде законов) Чингисхана содержалось положение, согласно которому троекратное банкротство, наряду с такими преступлениями, как убийство, кража и супружеская неверность, каралось смертной казнью.

Инициатива Минюста, очевидно, уступает в строгости перечисленным мерам воздействия на должников, но наверняка может поспособствовать росту степени финансовой сознательности населения. Ведь отдать назойливому приставу телевизор или на время лишиться возможности выезжать за границу — это одно, а вынужденный переезд с ухудшением жилищных условий — совсем другое.

Обсудить
Специальные предложения
Горячие предложения

Другие материалы рубрики

Соседи несколько лет травят москвича, который отказывается переселяться
Покупка квартиры на первом этаже может обогатить
Пять способов найти деньги на первый взнос по ипотеке