«Дочь не хочет, чтобы ее спрашивали про цвет трусов»

Почему ни в коем случае нельзя помогать детям с покупкой жилья

Нужно ли обеспечивать детей жильем? Как показали результаты опроса, проведенного порталом Metrinfo.ru, 80 процентов москвичей считают, что младшему поколению помощь родителей при решении квартирного вопроса абсолютно необходима. 14 процентов полагают, что дети как-нибудь справятся сами, шесть затруднились ответить на поставленный вопрос.

Безусловно, купить жилье самостоятельно, когда тебе чуть за 20, очень сложно или почти нереально. Но так же трудно может быть правильно помочь с покупкой — и не только финансово, но и морально. Как быть, если детей несколько? Как не обидеть одного, поддержав другого?

Жительница Подмосковья Ирина с этой задачей не справилась и теперь уверена в том, что оказывать подросшим детям какую-либо материальную помощь вообще не стоит — альтруизм непременно обернется конфликтами. Своим опытом она поделилась с «Домом».

«Мне 56 лет, мужу — 57. Три десятилетия прожили душа в душу, а теперь он уехал на дачу и не желает возвращаться. И на работу оттуда мотается два часа в одну сторону. Сказал — вернется, когда мы — я и две дочери — перестанем сходить с ума. А мы и не сходили, но в последний год постоянно конфликтуем. Один раз соседи даже милицию вызвали.

Во всем виновата младшая — так я считаю. Моя любимая Таня. Когда исполнилось 25, буквально съехала с катушек. Всю жизнь она с нами, а тут — разменивайте квартиру и отселяйте меня, я хочу жить своей жизнью, хочу, чтобы вы не спрашивали, почему поздно пришла, зачем у меня трусы цвета фуксии (никогда я такого не спрашивала и цвета такого вообще не знаю) и кто это мне звонит в три часа ночи.

И старшую приплела, Катю. Ей 27. Живет отдельно в квартире, которую мне завещала мама. Обычная «двушка» в панельной девятиэтажке, но в самом центре Москвы, около Павелецкого вокзала.

Дело было так. Дочери у меня обе с высшим образованием, чем я не могу не гордиться. Обеих муштровала, настраивала с детства, что надо учиться, надо обязательно поступать в институт, а не по подъездам пить. У нас в области, как и во всей стране, наверное, очень много молодежи, которая спивается еще до совершеннолетия. Я этого боялась как огня. И Кате, и Тане говорила — готовьтесь, зубрите. И старшая поступила на бюджетное отделение, выучилась на педагога младших классов. А Таня выбрала журналистику и экзамены провалила.

Тогда был долгий разговор — вместе решали, что делать. Мы с мужем советовали год подождать и поступать в следующем. Но Таня упрямая с детства — хочу и все. Стыдно ей было, что подружки все стали студентками, а она осталась не у дел. Работать и заново готовиться к экзаменам категорически отказалась. Уговорила нас на платное отделение.

Я была не в восторге, мягко говоря, но пошла ей на встречу — с одним условием. Если мы оплачиваем ее образование, старшей достается бабушкина квартира. Изначально мы ее планировали поделить — переписать на дочерей, когда доучатся, в равных долях. И чтобы сами решали, как поступить — вместе жить, разменять, продать, сдавать в аренду. Но раз уж придется на Танину учебу выбросить сотни тысяч рублей, то пусть старшая забирает квартиру.

Таня тогда согласилась — забирайте что хотите, только запихните меня в институт. Мы очень сильно урезали расходы, я нашла подработку, чтобы оплачивать ее образование. Квартиру сдали, хотя я не хотела — тяжело, когда в мамином доме чужие люди. Естественно, и на досуг, и на одежду, и на еду я младшей давала деньги — лишь бы не отчислили, лишь бы получила диплом.

Катя между тем спокойно училась и работала на полставки, нам финансово не помогала, но себя обеспечивала. На пятом курсе вышла замуж и почти сразу заселилась в квартиру, которая досталась ей — как и договаривались.

И жила спокойно, ремонт сделала, добилась от ЖЭКа, чтобы подъезд им отремонтировали по-человечески. А потом Таня внезапно на нее взъелась и на нас с мужем тоже — мол, почему у Кати есть свое жилье, а у меня нет.

Оказалось, что у нее все подсчитано — сколько мы за ее образование заплатили, сколько стоит бабушкина квартира, сколько кто зарабатывает… Хорошо, думаю, что стоимость моих таблеток от давления не стала учитывать. Я не шучу сейчас — в самом деле нашла у нее в комнате тетрадку, где все расписано, как в бухгалтерии.

Начались скандалы. Катя к нам приезжать почти перестала, чтобы не мотать нервы себе и не провоцировать лишние вспышки агрессии. Но каждый семейный праздник в последнее время непременно заканчивался конфликтом. В июне, когда отмечали день рождения мужа, Таня выбросила с балкона вазу. Слава богу, никого не убила, но жильцы из соседнего подъезда позвонили в милицию.

Таня меня обвиняет в том, что мы с отцом (с моей подачи, конечно же) поступили несправедливо, потому что образование много дешевле недвижимости в центре Москвы. И это правда. Но она как будто забыла, что сама согласилась на наши условия. И что мы несколько лет были вынуждены жить, во всем себе отказывая.

Заново делить я ничего не собираюсь. Считаю, что младшая дочь сама виновата — не приложила нужных усилий, хотя я ей говорила — учись! И проблемы свои Таня преувеличивает — все у нее хорошо: образование получила, работа есть, молодой человек тоже есть, здоровья — вагон. А все мало.

Если дальше так пойдет, наверное, придется попросить ее съехать. Не для того мы с мужем столько лет прожили, чтобы к пенсии разводиться.

Часто теперь думаю, что вообще не надо было ни за учебу платить, ни мамину квартиру Кате отдавать. Она бы и сама справилась, купила бы жилье в ипотеку. А Таня так и не стала журналистом, хотя диплом есть.

Американцы вот всю жизнь работают и деньги копят — не для детей, а для себя, чтобы на пенсии путешествовать и жить припеваючи. А мы все стремимся своих взрослых дочерей и сыновей обеспечить. У соседки сыну уже за 40, а она ему до сих пор финансово помогает. И Таню поддерживает, говорит, что мы должны свою квартиру разменять на две. А я отвечаю — чего жадничать, давайте мы просто сразу поселимся на кладбище, чтобы всем было удобно».

Обсудить
Специальные предложения
Горячие предложения