Лидия Пахомова

Я поведу тебя в музей

Финальная точка в запутанной истории дома Мельникова

Этот дом все считают своим. Семья Мельниковых, жившая там. Сотрудники музея архитектуры, которые постили фотографии с хэштегом #домнаш. Искусствоведы, вхожие в легендарный дом, тоже чувствуют свою причастность к нему. С 3 декабря 2014 года дом Мельникова открыли для посетителей — и не без скандала, которыми вообще полна его непростая судьба. «Дом» собрал вместе всех участников почти вековой истории легендарного здания, чтобы «выслушать» все стороны.

Великий

Шанс стать великим на все времена родина дала молодому архитектору Константину Мельникову, решив навечно сохранить вождя. Мельникова заметили еще на первых послереволюционных архитектурных конкурсах 1922-1923 годов. Талант получил признание — ему делали заказы. В 1924-1925 годах Мельников победил сразу в трех конкурсах, которые сейчас назвали бы знаковыми для города: на проекты саркофага для мавзолея В.И. Ленина, здания для московского отделения «Ленинградской правды», павильона СССР для международной выставки декоративных искусств в Париже.

Кроме того, архитектор получил кредит на строительство частного дома сроком на 15 лет. Работы проводились в 1927-1929 годах, и, поскольку строящееся здание рассматривалось как опытно-показательное сооружение, Мельникова освободили от земельной ренты.

«Творчество там, где можно сказать: "Это мое"», — утверждал Мельников. Архитектор построил дом, где он мог бы творить рядом со своей семьей.

Константин Степанович Мельников умер в 1974 году, завещав дом детям, Виктору и Людмиле.

Хранитель

Дом-цилиндр появился в его жизни, когда ему было 15 лет. Виктор Мельников учился на художника и преподавал в художественной школе, создавал эталонные копии в Третьяковской галерее. Но собственные картины он предпочитал рисовать для себя и своего дома, почти не выставляясь и редко продавая работы. Главной задачей в жизни Виктор Константинович считал сохранение уникального дома и работ знаменитого отца. В дом могли попасть только «избранные», те, кто, по мнению хранителя, был достоин знакомства с наследием Константина Мельникова. Архитектурный критик Григорий Ревзин вспоминал о Викторе Мельникове: «В обрезанных валенках, старой кофте и обтрепанных штанах он открывал гостям сначала калитку, а позднее — уже только наружную дверь, ласково улыбался и начинал рассказывать об отце». О том же периоде остался и отзыв знаменитого итальянского режиссера Микеланджело Антониони, который после визита в дом Мельникова написал: «Этот дом как плод архитектуры будущего прекрасен. Он нуждается в реставрации и консервации как музей».

Виктор Мельников несколько раз пытался решить вопрос о создании в доме музея. Он умер в 2006 году, завещав дом Российской Федерации именно при условии создания Государственного музея Константина и Виктора Мельниковых, сохранения мемориальной обстановки, выделении дополнительного помещения рядом с домом Мельникова. Но это завещание не учитывало прав его родной сестры. Отношения между братом и сестрой были довольно напряженными, как и отношения Виктора Мельникова с одной из дочерей, о чем позже. В результате для исполнения воли хранителя оказалось недостаточно завещания, где обойдены наследники первой очереди.

Дочь

Из решения Пресненского суда от 9 декабря 2013 года: «Мельникова Людмила Константиновна проживала с родителями до 1936 года. <…> Из объяснений сторон следует, что Мельникова Л.К. после смерти матери забрала все ее драгоценности, имевшие значительную стоимость. На архив, подаренный Мельникову В.К. [Мельниковым Константином Степановичем] и не имевший в то время какой-либо ценности, а также на домашнюю обстановку она не претендовала.

Мельникова Л.К. умерла 07 мая 2003 года, наследником ее имущества являлся Ильганаев А.Б. Согласно свидетельствам о праве на наследство, Ильганаев А.Б. принял и стал собственником следующего наследственного имущества матери Мельниковой Л.К.: денежных вкладов, 1/2 доли жилого дома по адресу: г. Москва, Кривоарбатский пер., д. 10, стр.1 АБ, авторского права, принадлежащего Мельникову К.С. <…> Мельникова А.Г. и ее дочь Мельникова Л.К. не претендовали на наследие Мельникова К.С.».

Еще одна из рода Мельниковых

Отец назначил именно ее исполнителем своего завещания, в котором потребовал создания Государственного музея Мельниковых. Так что неудивительно, что Екатерина Викторовна Каринская активно выступала и против создания частного или частно-государственного музея Мельникова, и против продажи дома и каких-либо вещей своего деда или отца частному лицу. Своей главной целью Екатерина Викторовна называет выполнение условий завещания.

В доме-цилиндре Каринская проживала по праву прописки, которая (по утверждению ее сестры Елены и сотрудников Музея архитектуры) в 1996 году была признана недействительной. Однако Екатерина Викторовна утверждала, что это решение не было исполнено по договоренности с Людмилой Константиновной Мельниковой.

13 августа 2014 года сотрудники Музея архитектуры пришли в дом Мельникова с частными охранниками, написали заявление о незаконном нахождении мужа Екатерины Каринской в доме Мельникова, начали опись мемориальной обстановки.

15 августа состоялась пресс-конференция сотрудников Музея архитектуры.

С 21 октября этого года Каринская не проживает в доме 10 в Кривоарбатском переулке.

22 октября Музей архитектуры объявил, что дом Мельникова откроется для посетителей 3 декабря.

Елена

Она стала знаменитой в 2005 году, когда решалась судьба дома. Ее отец Виктор Константинович обвинил Елену Мельникову в том, что та обманным путем заставила его подписать дарственную на половину дома. Дело решилось только через несколько лет после смерти Виктора Константиновича — дарственная все же была признана недействительной в 2012 году.

В 2006 году Елена Мельникова заявляла прессе, что хочет отсудить свою часть, чтобы продать сенатору Сергею Гордееву.

Олигарх

Сенатор Сергей Гордеев в декабре 2005 года купил у внука Константина Мельникова, Алексея Ильганаева, половину дома. Гордеев основал фонд «Русский авангард» и заявил, что хочет создать музей «Дом Мельникова». В течение нескольких лет его фонд издавал книги о советских архитекторах, в основном написанные специалистом по авангарду Селимом Хан-Магомедовым.

В декабре 2010 года Сергей Гордеев передал Музею архитектуры имени А.В. Щусева коллекцию архитектурной графики из более чем 3000 предметов. Нет, к наследию Мельникова это прямого отношения не имело. Ну а в апреле 2011 года директор Музея архитектуры Ирина Коробьина объявила, что Гордеев подарил половину дома Мельникова руководимому ей музею.

Государство

По определению об исправлении описки в решении суда от 09 декабря 2013 года (само определение от 27 декабря), Российской Федерации принадлежит право собственности на 1/2 дома Мельникова. Но сам дом, поскольку является объектом культурного наследия, с марта 2014 года — федерального значения, признан неделимым. Государство должно выплатить наследникам компенсацию. Роскомимущество передало оперативное управление Музею архитектуры имени А.В. Щусева. В феврале этого года создан Государственный музей Константина и Виктора Мельниковых как филиал Музея архитектуры.

Куратором нового музея назначена Елена Викторовна Мельникова. Из ее интервью изданию Colta: «Директору музея нужно быть искусствоведом, кроме того, важная вещь — возраст».

Директор музея с 2014 года — Павел Кузнецов. Окончил МГУ имени М.В. Ломоносова, экономический факультет. Долгое время занимался научной работой, имеет более 70 опубликованных статей. С 1995 года занимал руководящие должности в ряде общественных и государственных организаций. В 2004-2006 годах возглавлял департамент прогнозирования и стратегического планирования Минпромэнерго России, после чего перешел в представительство концерна «Шелл». Занимается историей советского архитектурного авангарда с 2007 года. В 2010-м начал работу в Музее архитектуры имени А.В. Щусева в должности первого заместителя музея.

Заместитель директора музея с 2014 года — Елизавета Лихачева. Родилась в 1978-м в семье искусствоведов. Окончила в 2013 году МГУ имени М.В. Ломоносова, исторический факультет, отделение всеобщей истории искусств, диплом с отличием. Сфера научных интересов — раннее итальянское барокко. Работает в сфере искусства с начала 2000-х. В 2006 году возглавила отдел научной фототеки Музея архитектуры. Вскоре после этого стала главой пресс-службы, а в дальнейшем — заведующим отделом научной популяризации.

По словам пресс-секретаря Музея Мельниковых Александра Филимонова, музей считает, что Екатерина Викторовна Каринская исполнила завещание своего отца.

21 октября, когда Екатерина Каринская вышла из дома покурить, сотрудники музея за ней закрыли дверь, предварительно оставив ей теплые вещи.

Теперь музей открыт для всех желающих, кроме, вероятно, самой Каринской. Радоваться ли этому? Глобально, пожалуй, да. Хотя забыть, что дьявол в деталях, не так и просто. «Общественность приветствует создание Музея Мельниковых. И я рад, что дом выдающегося архитектора открывается для посетителей, — делится мнением еще один знаменитый потомок, Владимир Шухов, внук архитектора Владимира Шухова, директор фонда по сохранению башни на Шаболовке "Шуховская башня". — Однако вызывают вопросы те методы, которыми действует государство».

Специальные предложения
Горячие предложения

Другие материалы рубрики

Заведения, в интерьерах которых не стыдно отпраздновать свои достижения
10 известных городов с необычного ракурса
Как городское освещение и «мегановейшие» технологии влияют на жизнь людей