Екатерина Реуцкая

Квартира маслом

Зачем россияне платят за экскурсии по чужим домам

Три кризисных года под девизом «сидим дома» вывели на новый уровень дворово-домашние экскурсии «от местных для местных». На прогулки по московским доходным домам и дворам, петербургским парадным и квартирам старого фонда ежедневно собираются десятки тысяч экскурсантов.

Не поведу тебя в музей

«Десять лет назад на пешеходные экскурсии почти никто не ходил, — вспоминает Александр Иванов, экскурсовод, создатель проекта «Квест-город», автор в Moscowwalks. — Сейчас же обычное дело, когда, допустим, в 13.00 в субботу в одной точке собираются три больших группы разных конкурирующих проектов».

Денис Ромодин, москвовед, старший научный сотрудник музея «Пресня», отмечает, что интерес к формату «Москва для москвичей» начал возрастать намного раньше — с начала нулевых. «Мне всегда была интересна нетуристическая Москва и история города в двадцатом веке — то есть недавняя, "рядом с домом" история, которая для многих была частью повседневности, — рассказывает Денис. — Поэтому я стал водить экскурсии за пределами Садового кольца и строящегося тогда Третьего кольца. Тогда уже были популярны экскурсии такого формата. Проект "Москультпрог", который вел и ведет Сергей Никитин, именно тогда организовал замечательную экскурсию по Беляево с Дмитрием Приговым. В то же время Николай Калашников основал проект "АВСКОМ" и стал водить экскурсии по сталинской архитектуре. Я же решил показывать архитектуру 1950-1980-х — этот период был абсолютно неизвестен, и в то же время эти здания вокруг нас. К моему удивлению, мои экскурсии быстро стали популярными».

Сейчас экскурсанты Дениса делятся на два лагеря — от 18 до 30 лет и после 55 (самой старшей — 84 года), а среди собственных экскурсий лучшей Ромодин считает прогулку по одному из первых районов хрущевок — девятому кварталу Черемушек.

«Здесь прекрасно видно, как развивалось массовое жилищное строительство в те годы, — поясняет Денис. — Но самые популярные в Москве темы — город Гиляровского и московские купеческие особняки. У меня, например, есть прекрасная экскурсия в особняк промышленника Стахеева на Новой Басманной — на нее всегда есть спрос. Людям вообще очень интересны интерьеры домов, особенно жилых, в которые сложно проникнуть. Проблемы с доступом чаще всего возникают с объектами, которые находятся у государственных структур — договориться и попасть в них крайне сложно. Иногда это месяцы переписок, которые в итоге ничего не дают».

Павел Гнилорыбов — историк, писатель, автор проекта «Моспешком» вспоминает, как краеведение всячески громили в раннем Советском Союзе, уничтожив «прекрасную школу мирового уровня». «После ренессанса 1980-2000-х годов знание о городе вышло на сцену, — говорит Павел. — Наши соотечественники за последнюю четверть века побывали в Италии, Испании, Германии, осознали, что в родной стране есть древности ничуть не хуже, и повторили путь Карамзина, который только после "Писем русского путешественника" отправил героев "Бедной Лизы" в окрестности Симонова монастыря. Сейчас происходит, не побоюсь пафоса, новое открытие России ее жителями. Это не может не вдохновлять».

По словам Гнилорыбова, в дворово-домашних экскурсиях уверенно лидирует Петербург. «Я без тени ревности отдам ему первое место, — констатирует Павел. — В советское время у жителей Северной столицы хватило времени на вдумчивое осмысление XVIII-XIX веков в архитектуре. Москва же немного "проседает": еще нет хороших популярных монографий по многим районам. Из региональных проектов выделил бы "Рязань, которую мы потеряли" — потрясающие экскурсии, и ребят из Екатеринбурга, сделавших местный конструктивизм узнаваемым брендом. Если говорить о выдающемся, то это, несомненно, проект "Пешком по Вятке" моего доброго приятеля, кировского историка Антона Касанова — там просто "перезагрузили" областной центр. К ним на экскурсии ходил Алексей Венедиктов, они выпускают путеводители, читают лекции. Такое просвещение — подвижничество».

Павел заинтересовался Москвой еще на первом курсе истфака МГУ, следил за работой «Архнадзора». «Рустам Рахматуллин, Наталья Самовер, Юрий Егоров, Наталья Душкина и многие другие друзья организации изменили общественное мнение на рубеже нулевых и десятых, — рассказывает Гнилорыбов. — "Моспешком" же родился весной 2013 года, когда захотелось поделиться накопленными знаниями с другими. Постепенно я начал писать статьи, выпускать книги, снимать фильмы, выступать с лекциями. Экскурсиями по "Мастеру и Маргарите" город уже пресытился, поэтому со своими прогулками мы выбираемся вплоть до Кунцева, и я на полном серьезе согласен водить хоть в Восточное Бирюлево. Становятся популярными не географические, а тематические прогулки. Другое дело, что в современной Москве пока мало кто понимает ценность интерьеров, поэтому посещаем то, что свободно для входа граждан, а остальное приходится дополнять описаниями и фотографиями. Частная собственность — это прекрасно, но она не должна сопровождаться глухим трехметровым забором. Взгляните на дворянскую Москву ампира и буржуазный город эпохи модерна: ограды легкие, ажурные, воздушные. Особняки как будто презентуют себя, они полностью открыты зрителю с парадной стороны. Просвещение же в среде современных собственников постепенно работает, но пока довольно поверхностно».

Проект Павла, как большинства авторов экскурсий, начинался в соцсетях, и в первое время приходили только активные интернет-пользователи. «Потом заработало "сарафанное радио", и тридцатилетние экскурсанты стали приводить своих родителей, родственников, друзей, — вспоминает создатель «Моспешком». — Для пенсионеров подобные прогулки — идеальный вариант провести время. Москва в принципе только сейчас осваивает концепцию активной старости, и сюда неплохо вписывается возможность лучше изучить собственный город. Много новых лиц увидел и после того, как мой документальный фильм "Большая деревня Москва" о сельских населенных пунктах внутри МКАД разместил в своем ЖЖ Артемий Лебедев. Отдельную аудиторию дают книги — я написал их уже довольно много, и сейчас неспешно публикую».

Российские экскурсионные проекты по-прежнему активно продвигают себя в Instagram, Facebook и «ВКонтакте» — оттуда, по словам авторов, приходит львиная доля экскурсантов. «В основном с Facebook, — соглашается Александр Иванов. — Клиентов на экскурсии по крышам и парадным я нахожу через Instagram, ибо тематика моего аккаунта соответствующая — разные скрытые интересные места Москвы. Уже семь лет вожу пешеходные экскурсии от проекта Moscowwalks — экскурсии по городу: по улицам, переулкам и дворам. Проект создал москвовед Александр Усольцев, позже присоединился я. Можно сказать, это небольшое СМИ о Москве: мы постоянно выкладываем интересные городские новости, пишем статьи об истории города. Конечно, запросы москвичей меняются со временем — семь лет назад сходить на пешеходную экскурсию по центру Москвы было чем-то почти эксклюзивным, а теперь многие этими пешеходными экскурсиями наелись и уже хотят посещать интересные здания. Например, купеческие особняки, в которых сейчас расположены посольства, или шедевры конструктивизма, а если экскурсии и пешеходные, то по дальним районам Москвы, за пределами Садового кольца. Недавно, например, появились проекты, которые водят исключительно по старым промышленным районам. На мой же взгляд, всем, кто любит старую Москву, непременно стоит посетить особняк Стахеева на Новой Басманной, особняк Морозовых в Подсосенском переулке, особняк Рябушинского (дом-музей Горького), особняк Дерожинской, особняк Харитоненко. Увы, в некоторые из них можно попасть только в Дни культурного наследия. Из парадных и интерьеров жилых домов в Москве наиболее интересны творения архитектора Валентина Дубовского — целый ряд доходных домов. Этот архитектор как никто другой уделял внимание дизайну подъездов. Фактурные крыши же лучше всего искать в наиболее сохранившихся районах старой Москвы: Покровка, Маросейка, Солянка, Чистые пруды, Басманные. Думаю, что со временем появится больше официально открытых крыш и смотровых площадок в центре Москвы. Возможно, и на сталинских высотках».

Глазами инженера и не только

Айрат Багаутдинов — автор проекта «Москва глазами инженера» — в свое время переехал в Москву «с четким ощущением, что хочу заниматься экскурсиями». Вместе с партнером Никитой Богдановым Айрат сначала создал экскурсионное бюро Moscow Free Tour — первые сборные экскурсии по фиксированному графику для иностранцев в Москве. Спустя полгода запустился Petersburg Free Tour.

«Однако мне был интересен не столько туризм, сколько просвещение — и потому хотелось работать с горожанами, — поясняет Багаутдинов. — В итоге поднял из глубин свое образование — учился я на инженера-строителя. Так появилась "Москва глазами инженера" — экскурсии, лекции и детские мастер-классы об истории инженерии и архитектуры».

Проект был запущен накануне первой волны кризиса, а сейчас на экскурсии приходит в среднем 1500 человек в месяц. «Ни в каком ином городе не видел такого большого рынка экскурсий для горожан (а не для туристов) и такого большого интереса к ним у аудитории, — отмечает Айрат. — Мне кажется, у этого явления две причины: большая отчужденность москвичей от их корней (много людей, для которых Москва — не родной город), недостаточная развитость туризма в Москве, вследствие чего у горожан нет чувства отчуждения от памятников ("Памятники — для туристов"). Еще одна причина популярности экскурсий в Москве — относительно давняя история существования авторских городских экскурсионных проектов. Кажется, около десяти лет назад появились "Москва, которой нет" и "Москваход", которые и сегодня остаются одними из крупнейших игроков на этом рынке».

Запуская «Москву глазами инженера», Айрат ориентировался на так называемый «молодой средний класс» — людей среднего достатка в возрасте 25-40 лет. «Мы гордимся, что у нас самая молодая аудитория среди экскурсионных проектов Москвы, средний возраст экскурсанта — 35 лет, — делится Багаутдинов. — Почему мы хотели работать именно с этой группой? Потому что они будут руководить страной в ближайшем будущем, а еще будут растить детей. Я всегда экскурсии и другие просветительские акции понимал как инструмент влияния. Мне важно через них проводить ключевые для меня идеи и ценности: гражданственности, патриотизма, гордости за великих инженеров-соотечественников, понимание того, как устроен мир вокруг тебя и твой город, интерес к профессии инженера. Еще один предмет нашей гордости — в отличие от других экскурсионных проектов, у нас много мужчин — процентов сорок. За этим нет какой-то идеи, просто приятно, что мы интересны даже тем парням, которых обычно вообще сложно раскачать».

Из авторского проекта «Москва глазами инженера» быстро переросла в бюро: сейчас здесь несколько экскурсоводов и офисных сотрудников. Затем появился «Петербург глазами инженера».

«Мы делаем экскурсии пешеходные, велосипедные, автобусные, теплоходные, внутри зданий, на поезде Московского центрального кольца, — перечисляет Айрат Багаутдинов. — Общее количество программ перевалило за пятьдесят. Важная тема для нас — велосипедные экскурсии. Я сам езжу на велосипеде семь месяцев в году и считаю, что это лучший способ изучать город. Помимо экскурсий для взрослых, важным направлением для нас являются детские экскурсии и мастер-классы — мы видим своей целью прививать интерес к инженерии с младых ногтей. Много работаем с партнерами: вместе с ВДНХ, например, делаем инженерную экскурсию с подъемом на крышу Центрального павильона, с дирекцией железнодорожных вокзалов РЖД — по Киевскому и Витебскому вокзалам, с группой "Гута" — по "Красному Октябрю»».

Однако самой популярной у бюро остается легендарная экскурсия в дом Наркомфина. «Это радует, потому что тема авангарда довольно сложна для понимания, — считает Багаутдинов. — Конечно, Витебский вокзал в Питере — оно и неудивительно — пожалуй, самый красивый вокзал в стране. Но если говорить о моих предпочтениях, у меня две большие любви: экскурсии по творчеству Владимира Шухова. Летом я делаю ее на велосипеде, зимой — на автобусе. Для нас важно продвигать великих русских инженеров и Шухова — в первую очередь. Каждую неделю "Москва глазами инженера" делает два-три события, связанных с Шуховым. Архитектура авангарда для меня — это период небывалого взлета русской архитектурной мысли и практики, очень плодотворный период. Попытавшись понять причины этого взлета, мы можем повторить его вновь, поэтому нам так важно рассказывать об авангарде».

Самой большой сложностью для «Москвы глазами инженера», по словам Айрата, остается маркетинг и ограниченность аудитории в социальных сетях, а также поиск хороших экскурсоводов. «Доступ в локации — тоже задачка не из легких: некоторые владельцы охотно идут на контакт и даже сами понимают, что мы можем помочь друг другу, — вздыхает он. — Но потихоньку мы стараемся сделать город более открытым для горожан. Это одна из основных задач проекта: вы идете по улице, видите интересное здание и можете в него попасть».

Концепцию «прозрачного города» исповедует и комьюнити Сергея Никитина, основателя и президента Velonotte Academy, насчитывающего более 100 тысяч участников по всему миру. «Бюро Велоночи (Velonotte International) — уникальный пример международного туристического проекта, который отвечает всем трендам России: развитие бизнеса, локальных брендов, внутреннего туризма, инновационных образовательных программ, решение вопросов идентичности и демографии, — рассказывает Никитин. — Среди наших участников — бизнесмены, архитекторы, ученые, литераторы, урбанисты, биологи, художники и психологи. На Велоночах воссоединяются кланы, велоночники знакомятся, создают семьи и мировые проекты. В основе концепта Велоночи — провокация: увидеть красоту и историю в привычном, родном. В век стартапов мы говорим о том, как из маленьких ИП рождались грандиозные корпорации, так мы презентуем жителям их город как потенциальную и бесценную бизнес-площадку. И, конечно, образовательный момент: на наши события съезжаются звезды мировой культуры и науки — рассказы Жана-Луи Коэна, Владимира Паперного, Чинции де Лотто, Ричарда Роджерса, Стефано Алоэ составляют золотой фонд Велоночи, привлекая внимание и прививая уважение к разным городам и аспектам их жизни. Таким образом мы работаем с городским эго. В результате про наши города начинают снимать кино, создавать художественные произведения, активисты проводят выставки, власти ремонтируют дороги».

Однако аудитория всех городских экскурсий даже Москвы сейчас вряд ли превышает 50 тысяч человек, считает Павел Гнилорыбов. «Это, конечно, ничтожное количество от общего населения агломерации. Впрочем, постепенно интерес растет, — утверждает эксперт. — Но вот открытие пассажирского движения по Малому кольцу, например, — прекрасная возможность изучить не только транспорт, но и архитектуру модерна».

По мнению Айрата Багаутдинова, мощным толчком для развития экскурсионных проектов в регионах может стать организованный Ольгой Поляковой фестиваль экскурсий от местных для местных «Открытая карта». «Начавшись в Питере, он проходит теперь в целом ряде городов, давая возможность людям попробовать себя в роли экскурсовода, — поясняет эксперт. — Как знать, может, кто-то из них затем превратит это в свою профессию, найдет новую нишу».

Дали крышу

По словам собеседников «Дома», в Москве очень мало предложений экскурсий по парадным, но лишь по той причине, что домов с оригинальными интерьерами практически нет даже в пределах Садового кольца.

«Экскурсии по крышам — отдельная история, она развивается своим путем, примерно одинаково в Москве и Петербурге, — сообщает Александр Иванов. — Но если в Москве большей популярностью пользуются экскурсии на крыши высотных зданий, небоскребов "Москва-Сити" и современных жилых комплексов, то в Петербурге — на невысокие крыши исторического центра».

Эксперты назвали Петербург «самым инстаграмным городом». Здесь особенно сильны сообщества, авторы которых исследуют, фотографируют и рассказывают об объектах в пределах одного района или даже улицы в формате «дом за домом».

«Смешно сказать, но я прожил около 30 лет, толком не зная нашего города, — вспоминает Сергей Петров, автор фотоблога @serg_petrof в Instagram (парадные и дворы-колодцы Васильевского острова). — Жил своей обычной жизнью, ходил по улицам и не проявлял никакого интереса к архитектуре, а красота города всегда была привычным явлением — тем, что я видел с детства, что воспринималось как само собой разумеющееся. Интерес проснулся, когда случайно я наткнулся на фотографии парадных старинных домов в сообществах "ВКонтакте" — чуть ли не целый день просматривал подряд несколько тысяч фотографий. Сейчас ведь все типовое, поточное, а раньше все было уникальным. Старые парадные — как личности, очень разные. Никогда не знаешь заранее, что увидишь за дверью, поэтому так интересно изучать то, что скрыто от глаз. Банальная прогулка тут же превращается в своего рода квест, в котором мы открываем и изучаем новые места. Дворы-колодцы — тоже совершенно разные, порой самых причудливых форм: круглые, квадратные, треугольные, многоугольные — смотрят на тебя миллионом глаз, приобретая особую атмосферу в темное время суток, в свете окон. Наиболее яркими и интересными я бы назвал парадные в двух доходных дома Елисеева — на Фонтанке и на улице Ломоносова, а также в доходном доме Дехтеринского. Доходный дом Бака удивляет и поражает своими воздушными галереями, созданными для того, чтобы жильцы дворовой части дома могли пользоваться парадным входом и через него попадать в свою часть дома. Кроме того, я бы отметил доходный дом Кенига на Васильевском — за красивую лестницу и множество секретов — дворов-колодцев, которые не так-то просто сразу в нем обнаружить. Интересен и популярен в народе круглый восьмиугольный двор доходного дома Занина».

Экскурсии по парадным и дворам-колодцам остаются не только наиболее популярным, но и самым закрытым сегментом. «Казалось бы, нужны только несколько вариантов стандартных ключей или другие хитрости "сим-сим откройся", — делится собеседник «Дома», сотрудник библиотеки в Петербурге. — Но, во-первых, если одни жильцы — как в доме Бака — очень благосклонно относятся к посетителям, ничего не имеют против фотографов и толп экскурсантов в галерее, часто даже приглашают в свои квартиры, то другие реагируют весьма нервно. В итоге практически все организаторы таких экскурсий не светятся в СМИ и не дают интервью даже в собственных блогах, чтобы не "сдавать" локации и бизнес. Да, они могут казаться очень прозрачными и дружелюбными в Instagram, но при этом с удовольствием повесят "личные" замки на двор-колодец, чтобы никто, кроме них, никого туда не смог привести. Это уже совсем другой, не такой подвижнический и "пушистый" рынок, другие деньги и конкуренция. Аудитория таких экскурсий большая и платежеспособная, потому что в хорошем смысле "больная" темой: это сами петербуржцы или москвичи, которые часто приезжают в город, видели тут все и давно чувствуют себя как дома».

В итоге, по словам Евгения Колесника, организатора экскурсий и гида по Петербургу, автора фотоблога в Instagram @supergo.no, в Петербурге все развивается настолько активно, что экскурсии проводят даже школьники. «За последние два года количество желающих попасть на прогулки по крышам и парадным лестницам выросло, — отмечает Евгений. — Возможно, это происходит из-за курса на "домашний" туризм, а может быть, просто растет качество моих услуг, и экскурсанты рекомендуют меня своим друзьям».

Экскурсионная история самого Евгения началась с «неимоверного интереса к архитектуре». «Еще когда учился в школе, любил бродить по улицам, переулкам и проходным дворам, любуясь фасадами зданий и заглядывая в приоткрытые двери парадных, — вспоминает Колесник. — В студенчестве лазил по крышам и любовался городом с высоты. Позже изъездил все усадьбы Ленобласти на авто. Когда появился Instagram, понял: это то, что мне нужно. Сначала выкладывал фотографии для себя, вел фотодневник, потом у подписчиков появился интерес к местам, которые я посещаю, а хобби превратилось в работу. Помимо парадных и крыш очень вырос интерес к заброшенным и полузаброшенным особнякам — сейчас, например, каждые выходные набираем группы в особняк Брусницыных. В основном экскурсии заказывают девушки и женщины, средний возраст — 25-35 лет. Приходят обычно со своими половинами или целыми семействами».

О схожих тенденциях рассказывает и петербурженка Вера Соколинская, предлагающая тематические прогулки — от родного Приморского района и истории фонарного освещения до домов, связанных с политическими репрессиями в Ленинграде. «Я по-разному открывала для себя родной город, исторические события, книги, идеи. Со временем все это переплелось и перебродило, и невероятно хочется поделиться тем, что поняла, узнала и считаю важным, — рассказывает Вера. — Собственно, больше-то я ничего и не умею, только читать, писать и рассказывать. Всю жизнь в разных формах именно этим и занимаюсь: журналист, библиотекарь, учитель литературы — и вот сейчас, благодаря друзьям, это вылилось в форму экскурсий».

Коммунальная страна

Проект «Старый фонд» Максима Косьмина стал легендой экскурсионного сообщества и бьет все рекорды по популярности в Санкт-Петербурге и Москве (около 40 000 подписчиков в Instagram, около 30 000— во «ВКонтакте»). Максим фотографирует старые коммунальные квартиры и иногда приглашает на экскурсии.

«Началось все так: я искал квартиру, просматривал сотни объявлений и нередко натыкался на дореволюционные артефакты внутри квартир и комнат, — вспоминает Максим. — Оказалось, что старинные печи, камины, лепнина, двери — совсем не редкость в петербургском старом фонде. Более того, в коммунальных квартирах можно наткнуться на сохранившиеся витражи, плитку и даже сантехнику царских времен. Весной 2015-го я решил создать группу во "ВКонтакте". Подписчики стали появляться в ноябре, тогда же началась активная жизнь сообщества: интересующихся квартирами старого фонда оказалось немало. Я регулярно консультируюсь с краеведами и искусствоведами, снабжаю фотографии историческими справками, а год назад решил начать вести тематический Instagram, куда выкладываю свои фотографии».

Сейчас фото «пасмурных» петербургских коммуналок от @maax_sf набирают тысячи лайков. Отдельная история — комнаты и квартиры, в интерьерах которых все остановилось сто лет назад. По признанию подписчиков сообщества «Старый фонд», такие дома — «другая планета». Наилучшая сохранность дореволюционных интерьеров, по словам создателя «Старого фонда», — именно в коммуналках: там вечно ждут расселения и ничего не ремонтируют.

Кроме того, Максим Косьмин — один из известных российских подвижников бережного отношения к квартирам в старом фонде Москвы и Санкт-Петербурга и ярый противник евроремонтов и «реставраций со сносом».

Впрочем, мало найти интересную квартиру — намного сложнее туда попасть. «Иногда мне удается договориться с агентами по недвижимости, а порой просто прихожу с улицы и звоню в дверь, — продолжает Максим. — Как ни странно, некоторые жильцы с радостью показывают интерьеры своих квартир. Еще сложнее, конечно, договориться о том, чтобы привести в интересное место экскурсию. Но мне бы очень хотелось, чтобы жители и гости посмотрели на город другими глазами. Помимо соборов, дворцов, площадей, фонтанов Петербург хранит огромный скрытый культурный слой, стоит лишь свернуть с улицы в парадную, заглянуть в коммунальную квартиру, посетить заброшенный особняк или прогуляться вдоль загородных усадеб начала XX века. Буквально за последний год тема экскурсий очень взлетела: огромное количество экскурсоводов-частников водят людей по парадным и крышам. Но близкой мне темой квартир занимается только один мой товарищ — Виктор Федотов».

Федотов, экскурсовод по старому городу (Санкт-Петербург), когда-то вдохновился фотографиями Бориса Смелова и Александра Петросяна. «Конечно, еще Алексей Балабанов, которого я очень люблю, — рассказывает Виктор. — Я полюбил городскую фотографию, снимал крыши, заброшенные дома. Пытался работать фотографом, но работу мне никто не доверял, и вот тогда попробовал устраивать прогулки по незнакомым местам Петербурга. Мне было 15 лет, когда провел группу в заброшенный охраняемый особняк, и меня за это чуть было не схватили охранники. Хотя в последние несколько лет спрос на нестандартные экскурсии резко вырос, к счастью для нас, формат почти не раскрыт по целому ряду причин, среди которых труднодоступность некоторых объектов и их относительная неизвестность. Ну, а тема экскурсий по жилым домам и квартирам вообще практически не тронута в широком смысле, и это очень хорошо. Я обожаю проводить экскурсии по старинным домам с посещением жилой коммунальной квартиры. Сначала мы смотрим дворы и парадные, а к концу идем в квартиру, в которой сохранилась планировка и детали XIX века. Равнодушных не было ни разу. Сложности иногда возникают с жильцами: даже если ты тихо завел людей во двор и спокойно рассказываешь, кто-то от безделья может к тебе пристать с глупыми вопросами. Мне доводилось работать и с иностранцами: швейцарцы очень прониклись духом коммуналки, а американцы вдохновились домами в стиле модерн».

Моя бездомная любовь

Бездомный петербуржец Вячеслав Раснер, автор легендарной экскурсии по Невскому проспекту «От дома к дому», недавно был выдвинут на звание лучшего гида России. У Раснера — поистине всенародные любовь и популярность, о нем сняты фильмы и программы, написаны десятки статей, он сыграл в документальном спектакле Михаила Патласова «Неприкасаемые», ему посвятила песню певица Анита Цой. В сообществе «Прогулки с Раснером, или Петербургский Дамблдор» — более 12 тысяч подписчиков.

Когда-то петербургский учитель географии Вячеслав Раснер жил в коммуналке в центре Петербурга, но семь лет назад лишился дома в результате квартирной аферы. С волонтером проекта «Ночлежка» Светой Котиной Раснер познакомился около «Горьковской».

«Я посещала бассейн возле станции метро "Горьковская" и каждый раз проходила мимо очень благообразного бездомного, — вспоминает Света. — Меня как-то все время к нему тянуло: спросить, узнать, в чем дело, почему такой красивый пожилой человек стоит и вроде бы просит милостыню, а вроде бы и нет, — уж очень у него был гордый вид, даже слегка надменный. Я видела, как мимо него проходят люди, и многие из толпы, которая всегда на "Горьковской", ему кладут деньги в копилочку, которая всегда стояла у ног. Холодным февральским днем я решилась: купила стаканчик кофе и, зажав в руке немного мелочи, подошла к нему. Он очень сдержанно поблагодарил, но, кажется, был не расположен к дальнейшему общению. В тот день я не стала расспрашивать, мне стало немного боязно, показалось: ну зачем я лезу в чужую жизнь. Но попыток не оставила — поскольку ходила в бассейн регулярно, то часто видела и Вячеслава Романовича. Как-то снова купила кофе и, подойдя к нему, начала спрашивать о том, как он оказался в таком положении. Он разговорился, рассказал, что хочет водить экскурсии, а я пообещала себе и ему, что расскажу об этом в соцсетях. Вечером написала пост во "ВКонтакте", который набрал тогда больше двух тысяч лайков, пришлось даже создать специальную группу, в которой сейчас 12 тысяч подписчиков. Такая же группа есть в Facebook. Эта популярность и любовь и меня, и его поражала и поражает. О нем узнали все местные петербургские и федеральные СМИ, рассказали даже крупнейшие европейские каналы».

Раснер обожает Петербург, в котором прожил всю жизнь, а его самого обожают экскурсанты — так, как он, рассказать о каждом доме на Невском не умеет никто. Трижды в день (в 09.00, 12.00 и 15.00) Раснер ждет слушателей у метро «Адмиралтейская» — в сезон набираются группы до 30 человек. Однако, по словам Вячеслава Романовича, ему комфортнее работать с небольшими группами или индивидуально.

Между экскурсиями он заглядывает в петербургские библиотеки, где продолжает заниматься историей архитектуры и городского быта и читает свежие журналы. В планах Раснера, который теперь уже сам покупает подарки экскурсантам, — дойти с экскурсиями формата «от дома к дому» до набережной Мойки.

Обсудить
Специальные предложения
Горячие предложения