Елена Логинова

«Служу хозяевам за квартиру»

Почему не стоит принимать дорогие подарки от москвичей

У Ларисы теперь есть собственная квартира в хорошем подмосковном городе, всего в каких-то десяти километрах от МКАД. Но у себя дома она бывает редко, так как в основном живет в Москве, у хозяев, где работает… Даже трудно сказать кем. Была сиделкой, потом стала няней. Кроме того, ей приходится готовить, убирать, ездить в магазин за продуктами. Такая вот домоправительница. Пока все хорошо. Но немного страшно.

«Приехала в Москву я давно, — вспоминает Лариса. — Жила с мужем и дочерью в Ростове. Как раз дочка оканчивала школу, когда я решила бросить все и уехать. Конечно, не просто так. Узнала об измене мужа, продолжать жить с ним в одной квартире не могла. По-хорошему надо было подавать на развод, разменивать или делить квартиру, но заниматься всем этим совсем не хотелось. Вообще, и жить не хотелось, ужасное было психологическое состояние. Думала: все это потом, успею, никуда не денется эта квартира. А в то время уже многие мои знакомые подались в Москву. Я тоже решила начать новую жизнь, которая, как все знают, в сорок лет только начинается. Мне как раз было тогда около сорока.

Муж меня не задерживал, мы уже были друг другу чужие люди. С дочкой все оказалось сложнее. Она была против того, чтобы я уезжала. Отца любила и жалела больше, чем меня. В то время понять она меня не могла, где-то даже считала предательницей. Потом мне высказывала: "Ты меня бросила в том возрасте, когда мне рядом нужна была именно мама, а не бабушка, и не тети". Но я все-таки решилась. Дочке пообещала, что как только устроюсь, заберу ее к себе.

В Москву до этого уехали несколько моих землячек, я на них и надеялась, сказали, что помогут с работой. Они все устроились или сиделками, или нянями, потому что раньше у нас в городе работали медсестрами. Снимали одну квартиру на двоих, а то и на троих. Сама я тоже в своем городе была медсестрой в детском интернате для слабослышащих. Детей я люблю, опыт есть, поэтому очень хотела попасть в какую-нибудь в семью гувернанткой, но для этого нужно высшее образование, языки, рекомендации, так что не получилось. И тут подруги-землячки нашли мне место. Меня порекомендовали москвичу, у которого мать слегла после инсульта.

Работа сиделки нелегкая, но выбора на тот момент не было. По сравнению с тем, что я получала у себя на родине, новый хозяин платил хорошо. Он сам приносил продукты, я готовила, убирала, ухаживала за парализованной женщиной. Сутками находиться в чужой квартире наедине с тяжело больным человеком трудно. Иногда хозяин меня отпускал, я уезжала навестить подруг, чтоб немного перевести дух. Так я проработала около года. Потом бабушка умерла. Но я без работы не осталась, хозяин порекомендовал меня своим знакомым, где тоже надо было ухаживать за больным родственником. Потом я еще несколько раз меняла места, пока не познакомилась с Олегом и Мариной, людьми очень состоятельными.

Как сейчас помню первую встречу с Мариной. Совсем она была не похожа на тех жен с Рублевки, которых показывают в сериалах. Профессорская дочка, образованная, воспитанная. Примерно моих лет. Ее муж Олег руководит крупной компании. С Олегом они знакомы со студенческих лет, люди одного круга. Им нужна была не то сиделка, не то горничная. В общем, надо было жить постоянно в загородном доме вместе с матерью Марины, Верой Ивановной. Заниматься готовкой, уборкой, домом, ну и присматривать за старушкой. Зарплата приличная. Я, конечно, согласилась. А кто бы отказался от такой работы?

Но характер у Веры Ивановны оказался еще тот, до меня с ней ни одна горничная не задерживалась. Она дочери жаловалась, что все тупые и говорить с ними не о чем. Меня тоже сначала приняла в штыки, капризничала не хуже ребенка. Приходила на кухню, проверяла, чем и как я занимаюсь. Постоянно делала замечания. Она скучала по дочке и взрослым внукам, а те нечасто заезжали. Порой вечерами Вера Ивановна хандрила, могла ни с того ни с сего что-нибудь придумать. Например, скажет: "Вези меня в бассейн". Или в магазин за чем-нибудь пошлет. Возила и в бассейн, и в магазин ходила, куда деваться. Сначала она меня с трудом терпела, а потом как-то привыкла. Стали мы с ней беседовать. У нее была интересная жизнь, она фронтовичка, многое пережила и повидала.

Короче говоря, подружились мы с Верой Ивановной. Прожила я так с ней рядом почти семь лет. В эти годы моя дочка окончила институт. Она меня простила, несколько раз приезжала в Москву. Встречались мы с ней на нейтральной территории, потому что, несмотря на наши вроде бы добрые отношения с хозяевами, они не разрешили мне пригласить ее в их дом. Наверное, не стоило об этом спрашивать, как-то я чересчур осмелела, но меня поставили на место. Потом дочь вышла замуж. Родился внук. Но все эти важные семейные события прошли мимо меня, даже на свадьбу ездила всего на три дня.

С Верой Ивановной случилось несчастье, она упала, сломала шейку бедра. Лет ей было уже много, так что на ноги она больше не встала, пролежала несколько месяцев, я за ней ухаживала. Родственники тоже, конечно, приезжали, привозили лучших врачей, лекарства. Но постоянно рядом с ней все-таки была только я. Умерла она в больнице. Стало плохо, я вызвала скорую, но и врачи ничем не смогли помочь.

А в Ростове умер мой муж, с которым мы так и не развелись официально. Так что наша квартира досталась мне (хотя я, конечно, не желала смерти отцу своей дочери). Вообще-то после ухода из жизни Веры Ивановны я не надеялась на продление контракта. Уже думала — вернуться, что ли, на родину? Но Олег с Мариной меня не отпустили. У них тоже родился внук к этому времени. Я понадобилась им уже в качестве няни. Это было немного неожиданно. Я засомневалась: уже сама не молоденькая, нелегко будет с малышом. Говорю им: "Тяжело, хочется уже свой угол иметь, уеду в Ростов».

И тогда они мне подарили однокомнатную квартиру! Сказали, что очень благодарны за бабушку и не хотят терять надежного проверенного человека. Квартиру выбрали в ближнем Подмосковье, чтобы я могла уезжать на выходные к себе, отдыхать. Жилье оформлено на меня, есть все документы.

Моя история не такая уж редкость. Для Олега и Марины покупка моей квартиры — так, мелкие расходы. Зато я теперь служу им верой и правдой. Я и раньше работала честно, но думала — если что не так, уйду. А сейчас — ну как я уйду? Они мне квартиру подарили, а я их вот так брошу и уеду в Ростов своего внука нянчить? Вот и приходится нянчить чужого. Я его тоже люблю, но сердце тянется к своему.

Короче, жду теперь вольную, как раньше крестьяне крепостные. Когда-нибудь надоем хозяевам, и скажут они мне: "Все, свободна". Дожить бы только до этого момента».

Средняя стоимость квартиры на вторичном рынке недвижимости Подмосковья к ноябрю 2017 года достигла 4,3 миллиона рублей. Квартиры в новостройках в среднем стоят 4,5 миллиона рублей (данные федеральной базы недвижимости «Мир квартир»).

Обсудить
Специальные предложения
Горячие предложения