Мария Перевощикова

«Я помню сугробы по подбородок и охоту за журналами»

Жизнь в провинции глазами молодых россиянок

Россия широка и многогранна, включает сразу четыре климатических пояса, 11 природных зон, 85 субъектов. Неудивительно, что жизнь в далеких уголках страны имеет космические отличия от привычной большинству проживающих в мегаполисах. Несколько человек поделились с «Домом» своими впечатлениями от смены городов, расположенных в тысячах километрах друг от друга.

Привыкшая к большому городу — официальной третьей столице России, Казани, — 27-летняя геолог Регина после неудавшегося романа решила полностью сменить обстановку и уехать поработать в дальнюю и романтичную Находку. Ей казалось что там, вдали от родных мест, в самом южном городе на Дальнем Востоке, начнется по-настоящему счастливая новая жизнь.

Однако самое первое, с чем ей пришлось столкнуться еще в аэропорту Владивостока, куда прилетают те, кому нужно в Находку, было мошенничество. «Мне нужно было срочно купить местную SIM-карту, что я и сделала в аэропорту. Спустя некоторое время меня начали оповещать о каких-то странных долгах. В итоге выяснилось, что они и правда есть: оказывается, на мой паспорт было приобретено еще около шести "симок". Самое смешное, что суммарно все эти долги составляли всего 60 рублей…» — рассказывает Регина.

Вообще говоря, местное население из-за весьма низкого уровня жизни довольно озлоблено, отмечает она. И это ощущается повсюду: в магазинах, продуктовых лавках, торговых центрах, парикмахерских.

«По этой же причине постоянно приходилось быть начеку — все и постоянно пытаются обмануть. Сами у себя воруют! Рабочие, например, постоянно сливают с техники соляру и продают», — утверждает молодая женщина.

Не впечатлили Регину и бескрайние океанские просторы. «Моя соседка, которая тоже приехала в Находку поработать, рассказывала свои самые первые впечатления — как водитель, который вез ее из аэропорта, рассказывал о своем городе, собственно Находке, что это очень большой, красивый мегаполис. Гуляя, мы часто вспоминали его слова и смеялись, потому что городок маленький, складывалось впечатление, что попали в СССР, а то, что действительно могло впечатлить, — море с трех сторон — разглядеть невозможно, так как все берега занимает всевозможная угледобывающая техника», — отмечает она.

Поиск развлечений в Находке вообще обычно превращался для девушек в настоящее приключение. Все более-менее приличные заведения в городе работают максимум до десяти вечера, за редким исключением — до полуночи. «Естественно, к этому времени мы только "разгонялись", душа просила праздника. В результате мы посетили не одно злачное место. Никогда не думала, что могу оказаться в подобных», — смеется Регина.

Пожалуй, единственное, что действительно обрадовало казанскую девушку в Находке, — это бесподобная осень, почти как у Пушкина, «очей очарованье», и, конечно, потрясающие природные пейзажи.

«Да... Находку никогда не забуду. Но воспоминания, что странно, хорошие и даже теплые», — заключает она.

Совершенно другую картину являет собой тоже весьма далекая от средней полосы России столица Бурятии — Улан-Удэ. Журналистка и телеведущая Инна там прожила большую часть своей жизни, перед тем как уехать покорять Москву.

«Улан-Удэ — это естественность и гармония. Наверное, первое, что поражает здесь приезжих, — прекрасный свежий воздух, насыщенный лесными травами, и бесконечное солнце… Пасмурная погода здесь — скорее, нонсенс. Солнце в Улан-Удэ светит с утра до вечера и летом, и зимой, и осенью, и весной — всегда! А поскольку воздух довольно сухой, даже сильные зимние морозы тут переносятся гораздо легче, чем в Москве», — рассказывает она.

Разительно отличают Улан-Удэ от других российских городов и очень открытые, добродушные люди, утверждает Инна. Причем приветливы они везде и со всеми, рады приезжим. Вероятно, такая приятная особенность местных жителей связана с влиянием религии: большая часть населения Бурятии исповедует буддизм, который предполагает веру в карму, принятие жизни и людей такими, какие они есть.

«Возникает вопрос: почему я живу не в Улан-Удэ, этом райском, солнечном месте, а в хмурой Москве? Дело в ритме жизни — я люблю мегаполис с его возможностями — и, конечно, в деньгах: зарплата в столице выше, чем там, раза в три», — говорит она.

А в далеком Комсомольске-на-Амуре, по словам другой журналистки, Ксении, зима гораздо суровее: «Для меня московская зима — это настоящий курорт, и я никогда не поддерживаю нытья в духе "что же это за декабрь без снега, какой ужас", потому что я помню, что такое -35 и сугробы по подбородок, и меньше всего на свете хочу столкнуться с этим снова. При этом, понятно, в Комсомольске гораздо чище воздух, поэтому общее самочувствие там гораздо лучше: ты быстрее высыпаешься, у тебя лучше цвет лица (и это несмотря на то, что Комсомольск — город заводов)».

Но главное отличие Комсомольска-на-Амуре от Москвы, по мнению Ксении, — это отсутствие доступа к искусству и культуре. «В Комсомольске, когда я там жила, было три кинотеатра, но во всех трех показывали одни и те же фильмы про супергероев, а из программы, например, Каннского фестиваля, до нас не доходило ничего. Примерно такая же ситуация с музыкой, театром, книгами, живописью. Мне в это сейчас сложно поверить, но даже за глянцевым журналом приходилось открывать охоту: в 2009-2010-м я в первый день продажи бежала в единственный магазин, в котором продавали Esquire, потому что до нас доезжало то ли три, то ли пять экземпляров и уже на следующий день ничего не оставалось. Конечно, людей умных и интересующихся это мотивирует собирать культуру вокруг себя: устраивать местечковые кинопоказы, вместе заниматься творчеством. Но все равно разница общего кругозора людей из маленького города и москвичей сильно заметна», — делится она.

Сегодня ни один из близких людей Ксении в Комсомольске-на Амуре уже не живет — все куда-то переехали. «В школе, в которой я училась, было мнение, что из Комсомольска нужно обязательно уезжать: если ты хочешь хоть чего-то добиться, хоть чему-то научиться, то местный университет тебе никак не поможет. Меня как отличницу спрашивали только, выберу я Москву или Петербург. Никто из прогрессивных молодых людей свою жизнь с Комсомольском-на-Амуре не связывает», — говорит она.

На постсоветском пространстве многие даже относительно крупные города тоже провинциальны. В Тирасполе — столице непризнанного государства Приднестровье (находится между Молдовой и Украиной) — мало кто задерживается. «Значительная часть трудоспособного населения выезжает на заработки в Россию или Украину и зачастую остаются там на ПМЖ. Поэтому сейчас население города значительно сократилось, что местным жителям заметно невооруженным взглядом. Кроме того, сильно постарело: молодежь старается уезжать как можно быстрее», — рассказывает маркетолог Ирина.

Другая очевидная особенность города — его многонациональность (как и самого непризнанного государства ). Большую часть составляет русское население (80 процентов), но есть и молдаване, и украинцы, и болгары, и гагаузы.

«Здесь гораздо приятнее, чем в Москве, климат. Жаркое лето, долгая красивая и по-настоящему золотая осень, не очень холодные и практически бесснежные зимы и более ранняя весна. До Черного моря, до Одессы, всего 100 километров», — отмечает Инна. Да и в самом городе есть где покупаться и позагорать — Днестр, по словам девушки, значительно чище, чем Москва-река.

Обсудить
Специальные предложения
Горячие предложения

Другие материалы рубрики

Самые необычные дома США
В Москве появятся новые места силы: какие и где
Куда сбежать из Москвы, чтобы купить квартиру