Семейные разборки

Россиян обяжут делить квартиры при разводе

Общественная палата РФ предложила внести в законодательство поправки, призванные упростить решение имущественных споров между бывшими супругами. Помимо прочего, рекомендуется в обязательном порядке указывать в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН), что квартира находится в совместной собственности супругов.

Сейчас такая запись вносится только по желанию — это значит, что, к примеру, один из бывших супругов может продать жилье, приобретенное в браке, без согласия другого (если после развода не было раздела имущества). В результате нарушаются имущественные интересы граждан — собственно разведенных и тех, кто не имеет к ним никакого отношения — добросовестных покупателей, приобретающих опасную с юридической точки зрения квартиру.

В Общественной палате считают, что благодаря этим поправкам станет меньше скандалов, связанных с переделом недвижимости. Юристы не столь оптимистичны.

«Вопрос решается крайне быстро»

«Принципиально ничего не изменится, — говорит Сергей Воронин, адвокат и управляющий партнер ООО «Правовое решение». — По Семейному кодексу, раздел имущества ведется в первую очередь в интересах ребенка, поэтому в некоторых случаях собственность может разделяться с учетом большей доли для ребенка. Если один супруг желает, чтобы оба супруга получили равные доли, претензий можно вообще не предъявлять, вопрос решается крайне быстро».

«Эта законодательная инициатива не особенно отразится на жилищных делах данной категории, так как на сегодняшний день, если квартира находится в совместной собственности супругов, и они продают ее, находясь в браке, нужно обязательное согласие другого супруга, — соглашается Вадим Кудрявцев из «Совета столичных адвокатов». — Если один из супругов уже после брака продал квартиру, которая была в совместной собственности, и она не была разделена в суде или не отражена в брачном контракте, то супруг всегда может подать иск о взыскании денежной компенсации за свою долю».

Что касается потенциальных приобретателей «разводной» недвижимости — они могут и должны полагаться на риелторов, указывает юрист: «Крупные риелторские фирмы сейчас проверяют чистоту сделки, и у покупателя квартиры есть возможность узнать, что объект был в общей собственности у супругов, и сделать выбор — брать или не брать такую собственность».

Впрочем, соглашаются эксперты, инициатива Общественной палаты в том случае, если она будет одобрена, может облегчить и без того небеспроблемную жизнь бывших вторых половин и, что немаловажно, перегруженных различными разбирательствами судов.

«Если в ЕГРН будет в обязательном порядке указываться тот факт, что недвижимость супругов находится в совместном владении, при последующем разводе меньше шансов, что кто-то из супругов, на чье имя записано жилье, продаст его без ведома второго супруга, что избавит суды из излишних разбирательств, — поясняет Алексей Коренев, аналитик ГК «Финам». — Приобретатели жилья тоже будут чувствовать себя увереннее, сразу понимая, что покупаемая ими недвижимость не обременена обязательствами».

Существующие законодательные нормы необходимо менять, чтобы минимизировать риски покупателей и тех, кто не давал согласия на сделку, указывает Наталья Свечникова, кандидат юридических наук, заместитель директора НИИ «Институт правовых исследований и региональной интеграции» РЭУ им. Г.В.Плеханова. Но, по ее словам, предлагаемые изменения лишь частично защитят интересы разведенных и новых собственников.

«По сути, изменения дадут возможность цивилизованно проводить раздел имущества, — резюмирует Сергей Воронин. — Хотя вопросы подобного характера большинство собственников уже давно научились решать».

Развод по-русски

За последние годы многие россияне действительно научились отстаивать свои имущественные права при разводе, не нарушая при этом прав некогда любимых людей. А некоторые вообще проявляют чудеса юридической грамотности.

«На какие только ухищрения не приходится идти супругам для того, чтобы обезопасить свои интересы, — рассказывает Джушхинова Мария Андреевна, руководитель компании «Земля и недвижимость». — К примеру, у одного из супругов была недвижимость до брака. В браке принято решение расширить жилплощадь и, продав эту недвижимость, с небольшой доплатой приобрести другую. Приобретенная недвижимость автоматически становится совместной собственностью. Второго супруга, вложившегося в покупку значительно больше, такая ситуация может не устроить. Поэтому многие практикуют внесение в договор купли-продажи первой недвижимости пункт о том, что средства от продажи поступят на конкретный счет и будут являться единоличной собственностью продавца. В договоре купли-продажи новой недвижимости в качестве источника денежных средств указывается именно этот расчетный счет, а доплата оформляется как переданные в дар деньги».

«Нередки случаи, когда недвижимое имущество оформляется на "дружественных" третьих лиц, передается в залог, передается как вклад в имущество юридического лица», — перечисляет схемы «увода» совместно нажитых квартир Валентина Курусканова, ведущий юрист компании «Деловой дом». Кроме того, при разрешении спора о разделе имущества в судебном порядке часто у одного из супругов, в целях уменьшения доли другого, обнаруживаются долги, которые возникли в период брака. А долги, как известно, это тоже «имущество», подлежащее разделу, — ответственность за их выплату несут оба бывших.

Еще один популярный прием ушлых супругов, желающих реализовать спорную квартиру, — потеря паспорта. «Муж после развода может поменять паспорт, и не будет видно, что он был женат и купил недвижимость в браке, — поясняет Елена Латынова, старший партнер международной юридической группы KDS Legal. — В этом случае суды подходят к решению проблемы по-разному: одни признают договор полностью недействительным и возвращают недвижимость в собственность бывших супругов, другие признают договор недействительным лишь частично и оставляют за приобретателем 1/2 долю недвижимости, а вторую часть возвращают обделенному супругу. Вот так и уходят от раздела: паспорт со штампом о браке поменяли — и никто не знает, что недвижимость приобретена в браке».

Покупатель такой квартиры автоматически оказывается под ударом, хотя суд теоретически может встать на его сторону и признать сделку законной, если бывший супруг, претендующий на уже проданное жилье, не пробовал получить свою долю в течение трех лет после расторжения брака.

Самое страшное, когда постразводные споры покидают юридическую плоскость и переходят в уголовную. Летом 2017 года в мексиканском городе Мерида мужчина убил бывшую жену на глазах посетителей торгового центра в ходе спора из-за алиментов. Около месяца назад в Санкт-Петербурге суд приговорил к 19 годам лишения свободы гражданина, который убил бывшую жену и ее мать кухонным молотком. Таких случаев — тысячи.

Всем пора заключать договора

Большинство юристов сходятся во мнении, что лучше всяких поправок, призванных уменьшить количество имущественных споров, работает такой инструмент, как брачный контракт. В нем прописываются все нюансы распоряжения собственностью в случае развода, а заключить такой контракт можно в любой момент — и до вступления в брак, и после.

«Многие мои клиенты прибегают к такой мере, — говорит Вадим Кудрявцев. — Они в брачном контракте прописывают условия, по которым недвижимость будет делиться после развода, а в случае, если один из собственников продает совместное имущество, он должен возместить бывшему супругу его долю в денежном эквиваленте. Отразив все условия в контракте, вы потом сможете ссылаться на него как на доказательство в любом гражданском процессе и на его основании предъявлять иски к бывшему супругу, чтобы тот исполнил свои обязательства, которые он взял на себя и официально зафиксировал».

О пользе заключения брачного контракта, кстати, заявлял даже имеющий юридическое образование премьер-министр Дмитрий Медведев. «По поводу деления имущества, нажитого в браке, — не мне вам объяснять, что есть брачный контракт. Все решаемо», — сказал глава правительства, комментируя слова лидера ЛДПР Владимира Жириновского о несправедливом делении имущества между бывшими супругами Потаниными (российский бизнесмен Владимир Потанин развелся с женой Натальей зимой 2014-го).

Но в России, несмотря на поддержку в политических верхах, брачный контракт пока непопулярен, отмечает Алексей Коренев. «Это самый надежный вариант, активно используемый за рубежом, — комментирует аналитик. — Вариант с использованием обязательной регистрации жилой недвижимости в ЕГРН на всех лиц, имеющих права на владение долями в жилье, тоже отчасти снимает проблему возможных злоупотреблений и последующих судебных тяжб. Конечно, по сравнению с полноценным брачным договором такая форма затрагивает лишь жилье, но, учитывая общую слабую правовую защищенность многих категорий наших сограждан, и такой вариант выглядит неплохо».

Обсудить
Специальные предложения
Горячие предложения