«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»

Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру

В настоящее время недвижимость в России — самая доступная за всю современную историю страны. Такое мнение недавно высказал министр экономического развития Максим Орешкин. «Опережающий рост номинальной заработной платы и снижение процентных ставок по ипотечным кредитам сделали недвижимость максимально доступной», — констатировал он.

По подсчетам Национального бюро кредитных историй (НБКИ), для того чтобы комфортно выплачивать ипотеку, среднестатистической российской семье необходим ежемесячный бюджет в 69,5 тысячи рублей.

«Дом» пообщался с ипотечницей из Подмосковья. Она зарабатывает даже больше — порядка 90 тысяч в месяц, из которых половину приходится отдавать банку-кредитору. Оставшихся денег, по словам Марии (имя изменено по просьбе героини), хватает не на нормальную жизнь, а на существование. Но она не жалуется — когда только решила купить квартиру и стала копить на первый взнос по ипотеке, все было гораздо хуже.

Вначале было голо

Ей 39 лет, в Москву она приехала в 2001 году, оставив в родном Челябинске первого мужа. «Я оттуда просто сбежала, — рассказывает она. — Окончила институт, помыкалась год в поисках нормальной работы, попробовала жить вместе с мужем и его родителями в обычной двухкомнатной квартире, собрала чемодан и уехала. Сережа должен был следом прибыть — после того, как я осяду. Но передумал. Это отдельная история, ей сто лет. Мы вообще не общаемся сейчас, и слава богу».

В столице девушку встречала подруга Катя, снимавшая комнату в Медведково. «С ней два года вместе жили, работали на ресепшн в одной иностранной фирме, — вспоминает Маша. — Катя очень помогла тогда — и в плане жилья, и на работу устроиться, и чисто психологически. Дружим до сих. У нее четверо детей и большая квартира теперь, не чета нашей первой 12-метровой клетке».

Переломным для Маши был 2004 год — за ней стал ухаживать менеджер одного из отделов, добился ее повышения. «Поженились мы очень быстро, через восемь месяцев. И через столько же развелись, — смеется Маша. — Я была на шестом месяце беременности, когда поняла, что меня взяли замуж как бедную провинциалочку — чтобы сидела дома, варила борщи и не пикала. Такой расклад никак не мог устраивать. По-тихому сняла квартиру в Кунцево, в очень старой пятиэтажке. Думаю, ее уже снесли. Друзья помогли перевезти вещи и поклеить нормальные обои. И из роддома встретили. В финансовом плане я была относительно обеспечена — получала декретные деньги, плюс писала продающие тексты для одной знакомой. Не голодала. Психологически было гораздо хуже. Второй муж, отец моей новорожденной дочери Тани, никак не помогал. Он обиделся — в его представлении он вытащил меня из грязи в князи, а я мало того, что не оценила, так еще и посмела не сдохнуть под забором после развода».

Выписавшись из квартиры бывшего мужа, Маша купила столичную прописку — чтобы встать на очередь в детский сад и иметь возможность водить ребенка в местную поликлинику. Цена вопроса оказалась относительно невысокой — хозяин жилья, которое она снимала, согласился прописать и ее, и дочь за 200 тысяч рублей, плюс попросил оплачивать коммунальные платежи.

Гречневая Маша

В Кунцево она прожила больше десяти лет. «Кунцевский период — самый спокойный в моей жизни, — рассказывает Маша. — В нашей хрущевке была почти идеальная атмосфера: тихий подъезд, много пожилых, мало алкоголиков — и те мирные, чисто, все друг друга знают. С соседями подружилась, когда снова вышла на работу, даже иногда оставляла у них дочку. С детсадом тоже повезло, никаких советских ужасов там не было. За школу пришлось побороться — я выбрала не ту, что ближе к дому, а считавшуюся престижной. Туда многие хотели детей отдать. По-моему, это был последний год, когда записываться приходилось вживую, то есть не через интернет. Люди буквально толкались, скандалили — как в конце 80-х в очередях за продуктами. Таня моя четыре года отучилась в этой школе».

Задумалась о покупке квартиры Маша только в 2015-м, когда российские власти запустили программу субсидирования ипотеки. «Дело было даже не во внезапно подешевевшей ипотеке — если помните, до осени-зимы 2014-го ставки и так были не очень большими. А в том, что я устала от своей съемной "двушки", — поясняет женщина. — Я в свое время ее сняла за смешные деньги — 20 тысяч рублей в месяц — именно потому, что внутри все разваливалось. При переезде мы с друзьями кое-как эту квартиру "подлечили" — обои поменяли, покрасили потолки, дверь входную поставили нормальную, а не картонную. Все за мой счет. И пока жила, без конца что-нибудь ломалось. Особенно трубы — в одном месте залатаешь, в другом прорывает. Надо было сразу все менять, но и это вряд ли бы спасло — соседи тоже заливали регулярно. Мой хозяин финансово участвовать в ремонте категорически отказывался: он пенсионер, денег, кроме тех, что платила я, практически нет. Говорил, что дом скоро снесут, дадут новое жилье, и в нем он меня поселит за те же деньги. Но время шло, пятиэтажка стояла, квартира стала настоящей обузой. Возвращаясь из отпуска, я всегда жутко радовалась, если обнаруживала ее в здоровом состоянии — то есть не залитой. Это же совершенно ненормально».

Но немедленно купить квартиру Маша все равно не могла — никаких сбережений у нее не было, а все ипотечные программы с нулевым первоначальным взносом банки закрыли еще в финансовый кризис 2008-2010-го. «Я примерно с 2011 года стабильно зарабатывала по 90 тысяч в месяц, — рассказывает Маша. — Для Москвы это очень средняя зарплата, даже небольшая. Откладывать получалось только на недорогие поездки к морю. Мы с дочерью не бедствовали, но и не шиковали. Я перелопатила кучу литературы на тему финансового планирования, но это не очень помогло. Если ты тратишь деньги на жилье, на еду и на проездной плюс немного на другие нужды, резать особенно нечего. Стало ясно, что придется экономить на необходимом. В моем случае — в основном на еде».

В ночь на 1 января 2016-го Маша дала себе обещание каждый месяц откладывать половину зарплаты, чтобы через год купить квартиру в кредит. Но приступила к задуманному спустя несколько месяцев.

«Дело в том, что уже в январе я поняла: откладывать половину денег никак не получится, — говорит женщина. — Я плохо подготовилась, ничего не рассчитала, из-за этого тут же впала в депрессию. Плюс рассталась с очередным "мужчиной мечты", а еще у Тани в школе возник затяжной конфликт с неадекватным одноклассником… Казалось, что вселенная ополчилась против меня. Вместо того чтобы экономить, я закидывалась шоколадками и пастилой».

Встать на «гречневые рельсы» Маше удалось в апреле. «Я тупо решила, что теперь ем одну гречку — потому что вес — 82 килограмма при росте 168 сантиметров. И потому что хочу свою квартиру, — вспоминает она. — Таню я кормила нормально, то есть как раньше. Но шоколадки из ее меню тоже убрала. Себе с вечера заливала кипятком 300 граммов крупы и ела ее весь следующий день: на завтрак, обед и ужин. Плюс литр кефира, поливитамины, вода. Один день в неделю позволяла себе есть другую еду, вкусную».

Помимо расходов на продукты, Маша сократила траты на кафе, развлечения и смирилась с тем, что в отпуск в следующий раз она поедет нескоро. «Еще я вспомнила, как самой делать маникюр и педикюр, стала бережнее относиться к одежде и чаще ходить пешком — чтобы проездного хватало подольше», — добавляет она.

Наголодала

В гости к Маше «Дом» приехал в субботу. Квартиру она купила четыре месяца назад, сделав выбор в пользу нового микрорайона к западу от Москвы. До офиса в центре добирается за 50 минут, дочь перевела в только что построенную школу в 200 метрах от дома.

«На гречневой диете — так условно я называю период жесткой экономии — тяжело было в первое время, — рассказывает женщина. — Я от природы нежадный человек, скорее наоборот. Приходилось буквально бить себя по рукам. Иногда накрывало, хотелось плюнуть на все, купить духи, мяса килограмма два, платье льняное, дочери новый смартфон. Но ни разу не сорвалась. И Таня тоже молодец, ничего не клянчила».

За год с апреля 2016-го по май 2017-го Маша скопила 400 тысяч рублей и похудела на 25 килограммов. Выглядит хорошо. «Однушка» с отделкой в 17-этажном доме обошлась ей в 3,5 миллиона рублей. Первый взнос — 525 тысяч рублей.

«Недостающие 125 тысяч и немного денег на сопутствующие расходы дала в долг подруга Катя, о которой я вам рассказывала. Бессрочно. Планирую ей все вернуть через год», — говорит Маша.

В новой квартире пока тесно — большинство коробок с вещами не разобраны, Маша копит деньги на новую мебель. Из других проблем — лифт периодически не работает, приходится ходить на 12-й этаж пешком. «Но я не жалуюсь, это же бесплатный фитнес», — смеется она. А еще на этаже очень пусто — в соседние квартиры пока никто не заехал.

Ежемесячно Маша отдает банку почти 41 тысячу рублей, на жизнь остается около 50 тысяч. В таких финансовых условиях ей предстоит прожить 10 лет — до окончания срока кредитования.

«Многие мои знакомые не видят разницы — пока копила на первый взнос, тоже приходилось экономить, и сейчас я вроде бы опять вынуждена ползарплаты отдавать банку, — отмечает Маша. — На деле в "гречневый" год я почти по 40 тысяч откладывала, еще 25 тысяч отдавала за аренду. Так что разница есть, и ощутимая. Плюс у меня теперь своя квартира. Я считаю, что все правильно сделала».

На вопрос о том, как теперь она относится к гречке, Маша смеется: «Гречку я ем с удовольствием, кучу новых блюд из нее придумала. Может быть, даже книгу напишу про свой гречнево-ипотечный эксперимент. И все же советую начинать копить на жилье пораньше, чтобы было полегче. Мне повезло, потому что диета пошла только на пользу. А так-то потерять треть собственного веса — это испытание не для слабонервных. И не для худых».

Обсудить
Специальные предложения
Горячие предложения

Другие материалы рубрики

Что покупают в Москве нищие и приезжие
Куда сбежать из Москвы, чтобы купить квартиру